Category: производство

Rochecotte

Позднее зажигание

Вакханалия началась 19 октября. Счётчик посещений (по скромным меркам моего журнала) зашкалило. Оказывается, кто-то дал ссылку в Твиттере на мой пост о мусоросжигательном заводе в Осаке. Несколько человек ретвитнули, опубликовали в дайджестах и понеслась. Выдача Google по запросу «Шедевр промышленной архитектуры» показывает две страницы различного рода перепечаток. Сегодня ещё и LiveJournal проснулся и поместил ссылку в разделе «Технологии».

Я признателен редакторам LiveJournal и всем остальным, кто отметил мою публикацию.

Но чёрт возьми, я написал об этом заводе больше года тому назад!

Rochecotte

Гефест, пожирающий яды

В 50 км от Франкфурта, среди бесконечных сельхозугодий, возвышается странное сооружение, ломающее пасторальный ландшафт немецкой провинции. Это не элеватор, как можно было бы ожидать, и не машинотракторная станция. На окраине Бибесхайма работает крупнейший в Европе завод по уничтожению токсичных промышленных отходов.

У нас таких производств нет. Отработанное машинное масло, отходы лакокрасочных производств, пестициды, отработанные химреактивы выбрасываются куда попало. В лучшем случае — на специализированные свалки промотходов. Где продолжают медленно отравлять воздух и почву. Каждый год добавляются новые 250 миллионов тонн.

Европейцы давно ушли от такого хищнического отношения к природе. Как они уничтожают опасные отходы? Какие используют технологии? Как обеспечивают финансирование отрасли и привлекают инвесторов? Попробуем ответить на эти вопросы в ходе экскурсии по заводу.
IMG_6454

Collapse )
Rochecotte

Битва за дерьмо

Вот уже второй месяц продолжается процедура инвестиционного конкурса на право оказать услугу «Мосводоканалу». В чём услуга? В том, чтобы принимать от него обезвоженный осадок сточных вод (читай, стоки канализации) и сжигать дурно пахнущий материал на построенном за счёт средств инвестора заводе. Страсти вокруг проекта разгорелись нешуточные. Тут и обвинения в нелегитимном использовании чужого опыта, и письма на Мэра Москвы с обеих сторон, и подача исков в Арбитражный суд на Департаменты города.

Что происходит? Отчего такие страсти? Ответ достаточно прост, но чтобы до него докопаться, надо быть в теме. Знать лично главных фигурантов процесса — немецкую инжиниринговую компанию, поставщика технологии, из-за которой весь сыр-бор. А у нас совместный проект (никак не связанный с текущим тендером) с 2006 года.
Белфаст

Collapse )
Rochecotte

Как сжигают медотходы

Немногие задумываются о том, куда деваются отходы человеческой жизнедеятельности. Ещё меньшее число людей знает о способах утилизации. Вот куда, к примеру, деваются медицинские отходы — бинты, тампоны, шприцы, использованный инструмент, вырезанные при операции фрагменты человеческих тканей? У нас в России — преимущественно на свалки, что напоминает игру в русскую рулетку. В толще гниющего бытового мусора, где температура достигает 60 градусов, активно размножаются болезнетворные микробы и вирусы. В какие детские песочницы разнесут их чайки, тысячами обитающие на свалках, никто не знает. На всю страну у нас — всего несколько современных заводов по уничтожению медицинских отходов. Пальцев одной руки хватит для их подсчёта. И столько же нулей после запятой содержит процент утилизируемых там медотходов, по отношению к объёму образования в стране.

А как решается вопрос уничтожения медицинских отходов в Европе? Какими техническими методами? Мне удалось побывать на специализированном заводе во Франции.

Collapse )
Rochecotte

Шедевр промышленной архитектуры

Копья вокруг мусоросжигательных заводов ломают давно. Одни за, другие против. Одни стращают выбросами, другие строят. 2500 заводов по миру плюс 140 в текущих планах строительства только в Европе. Заводы работают в Париже, Антверпене, Копенгагене, Монако. Тоже, наверное, не самые глупые люди принимали решения. В России всего 5 заводов, но и они будоражат умы. «Зелёные» выходят на улицу, пугают картинками с малиновым дымом из трубы, надевают противогазы. Люди верят, подписывают письма протеста. И это неудивительно в условиях, когда никакой системной просветительской работы не проводится. В результате заводы не строятся, а мусор по-прежнему вываливается на помойки, что наносит куда больший вред окружающей среде.

Разговор этот давний и утомительный. Сегодня давайте сделаем шаг в сторону. В сторону дизайна и красоты.

Может ли утилитарное предприятие быть красивым? А предприятие по утилизации отходов? Всю свою жизнь австрийский архитектор Хундертвассер ломал стереотипы. И оставил после себя не только удивительные дома, но и жизнерадостные, совершенно нестандартные промышленные предприятия. Как этот мусоросжигательный завод Maishima в Осаке.
0016kx39

Collapse )
Rochecotte

Как я “Ниву” покупал

Образовалась, значит, такая необходимость. Выбор пал на звезду советского автоэкспорта исключительно в силу куцести оной, ибо никакая другая техника в квадратный гараж, возведённый гениальными строителями, не вписывается. Мотоколяска “Ока” не рассматривалась.

Давненько я не имел дела с советским автопромом, а с российским и вовсе Бог миловал. Ну, расчётливо взял наличман, не полагаясь на карточку в таком ответственном мероприятии, и поехал.

Подъезжаем к ближайшему автосалону – осколку империи “Элекс-полюс”. Шлагбаум. Водитель Саша говорит охраннику: “Пусти, мы тут по быстрому машинку купим – и назад”.

– Не положено. Ставьте машину и идите во-о-он туда.

Collapse )