igergel (igergel) wrote,
igergel
igergel

Categories:

О торфяниках

Повторится ли страшное лето 2010 года? Будет ли Москва снова окутана дымом? В каком месяце убегать в отпуск и вывозить семью? Вот вопросы, которые нынешней весной волнуют столичных жителей. Тема горячая в прямом смысле. На первом канале идут передачи. Президент собирает совещания. Правительство Москвы собирается оборудовать антисмоговые центры.

И только причина возникновения пожаров как-то отходит на задний план. Дескать, стихия, что возмёшь?

А причина, по крайней мере, в Московской области, лежит на поверхности. Точнее, под самой поверхностью и до 8 метров в глубину. Это торфяники, продукт жизнедеятельности вековых болот. Раз загоревшись, они продолжают тлеть весь год под землёй. Даже зимой дым пробивается из-под снега. Что же будет летом, когда солнце высушит землю окрест?
декабрь_лес

Ответ очевиден — торфяники вспыхнут с новой силой. Почему они горят даже под землёй? Как остановить этот процесс?

Началось всё в 20-е годы прошлого века. В 1925 году в рамках плана ГОЭЛРО была построена Шатурская ГРЭС — одной из первых в России. Топливом для неё служил торф, коего в тех местах залегает внушительное количество. Вообще, Россия занимает второе место в мире по запасам торфа после Канады — около 150 млрд. тонн. Доля земель, занятых торфяниками в России, достигает 31,8% в Томской области и 12,5% в Вологодской. Несколько меньше земель занято торфяниками в Московской области. Остановимся здесь на минутку. Кто из нас слышал о торфяных пожарах в Канаде? Да никто. А почему? Вот к этому вернёмся чуть позже.

Хорошее дело вроде бы — использовать торф для выработки электроэнергии. Топливо добывать легко, открытым способом. Теплотворность высокая. Есть только одно но. В болотах техника утонет. Да и мокрый торф горит плохо. Для добычи торфа необходима мелиорация, то есть осушение болот. Как у нас обычно поступают? Правильно — размахнись рука, раззудись плечо. Шарахнули мелиорацией по всей Московской области. За время советской власти было осушено 234 тыс. га земель. И если раньше, вплоть до 80-х годов прошлого века, существовавшие торфопредприятия хоть как-то регулировали степень осушения болот, то с началом перестройки всё изменилось.

Предприятия по добыче торфа заброшены. Разграблены рельсы, шпалы, насосы на мелиоративных системах, шиберы (задвижки) для воды. Вынесено всё, что можно, вплоть до чеховских гаек.

Торф, осушенный в прошлом веке, продолжает сохнуть и дальше. Первый звонок прозвенел летом 2002 года. Москва задыхалась в дыму. Главным образом (на 90%) в воздухе висели продукты горения торфа, а не деревьев. Люди вдыхали угарный газ, бензол и прочие «прелести». Бензол, между прочим, признан опаснейшим канцерогеном.

В 2010 ситуация повторилась. Не исключено, что повторится и вновь. Каким способом можно этого избежать?

Тушить торфяники — дело тяжёлое и неблагодарное. В силу происходящих в них биологических процессов они способны к самовозгоранию при влажности ниже 40%. Сейчас МЧС оценивает влажность торфа в 28-30%. То есть, не надо никаких спичек в лесу. Не надо костров. Осушенный в ходе мелиорации торф загорится сам. Чем тушить? Распыление воды с самолётов только усиливает пожар, поскольку под почву искусственный дождь не попадает, а горящая торфяная крошка поднимается в воздух каплями воды.

Остаётся одно — заливать водой на земле. Вопрос в том, как залить 22 тысячи гектаров самых опасных в пожарном отношении торфяников?

Без масштабной программы обводнения не обойтись. Разговор этот начали поднимать в прошлом году. Мало кто знает об этом, но Правительство Московской области приняло программу обводнения торфяных земель. Размер вложений в это мероприятие в прошлом году оценивался в 20-25 млрд. руб. В апрельском этого года интервью зам. председателя Правительства Московской области Н. Пищев оценивает размер вложений в 3,7 млрд. руб. Интервью, кстати, очень интересное, стоит прочесть полностью. В двух словах, Н. Пищев говорит о том, что выделено 80 млн. руб. на проектирование и есть договоренность на выделение почти 1 млрд. руб. в этом году на проведение строительных работ. Сказанное резко контрастирует с докладами Президенту. О том, что на борьбу с пожарами в этом году уже выделено 1, 4 млрд. руб и деньги поступят уже в мае. О том, что уже обработано 9% торфяников.

Что говорят люди, непосредственно вовлечённые в процесс? Мне довелось пообщаться с проектировщиками, занятыми в программе обводнения. Ситуация такова.

Конкурс на обводнение 22 тыс. га прошёл совсем недавно. В качестве стартовой цены фигурировали 80 млн. руб. на проектирование системы. Победителем стала «Мосстроймеханизация-5» (ген. директор Обид Ясинов) с предложением в 60 млн руб. То, что победителем выбрана не фирма-однодневка, уже отрадно. МСМ-5 — мощный строительный холдинг, который безусловно справится с задачей. Проблема в другом.

60 млн. руб. на проектирование гидросистемы на 22 тыс. га явно недостаточно. Это просто насмешка. Сроки ужасают. За два месяца (май, июнь) надо сделать весть комплекс работ по проектированию. А это десятки томов документации. По хорошему, на такую работу требуется год, в авральном режиме — полгода. В июле надо пройти экспертизу. Только тогда появится утверждённая стоимость работ. Без заключения экспертизы никто строить не будет, да и не разрешат!

Чувствуете, к чему я клоню? Никакие работы по обводнению торфяников раньше августа начаться не могут просто физически. Никоим образом. А пожароопасный период стартует официально в июне.

Я знаю команду проектировщиков. «Институт экологии города» — ответственная и высокопрофессиональная организация. Несмотря на сверхавральный темп работы и скудное финансирование они выдадут утверждённый проект в конце июля. Я в этом уверен. А вот что дальше?

А дальше Ясинову говорят — работай за свой счёт. Потом как-нибудь оплатим. Деньги-то можно выделить только после экспертизы, да и то не сразу. Существуют определённые бюджетные процедуры. А 3,7 млрд. руб. собственных средств не шутка, даже для такого крупного холдинга, как МСМ-5.

Плюс к тому на каждом(!) совещании по проектированию присутствует прокурор. С целью не допустить повторного вложения средств в то, что раньше было сделано. И благополучно разворовано, я добавлю. От проектировщиков требуют применять необслуживаемые решения. Ну, вроде того — поставили помпу с дизель-генератором, накачали воды в траншеи, забрали оборудование и ушли. Но это же дикость!

Регулирование влажности торфяников нужно проводить на постоянной основе. В Голландии так регулируют 80% торфяных земель, а в Финляндии — до 100%. Потому нет торфяных пожаров ни в Европе, ни в Канаде.

Итог таков. Чиновники проспали почти год и начали программу обводнения только в апреле. Проектанты брошены на амбразуру невыполнимых сроков. Раньше августа строители к обводнению не приступят. Причём тоже в режиме подвига, за свой счёт. В затылок им будет дышать прокуратура, которая явно не теми занимается. МЧС и добровольцы будут бороться с огнём, который можно было залить в зародыше.

Нас ждёт очередное героическое лето в удушливом дыму. И упование на Господа, который способен послать нам дожди.

Tags: экология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments